КРЕСТНЫЙ ТЕСТЬ – X yazı

Рахат Алиев

Документальная повесть

Однако, Нурсултану Назарбаеву и двух семей показа­лось мало. И он пошел на рекорд – очевидно, он единственный в современной истории глава государства, кото­рый живет одновременно в трех семьях.

То ли Гульнара Ракишева оказалась не тем человеком, с которым президент смог найти душевный покой, то ли она показалась ему недостаточно молодой для его горячего темпера­мента, то ли подвела ее неспособность подарить своему любимому сына-наследника – но Крестный Тесть оставался в постоянном пои­ске. До тех пор, пока не встретил юную модель Асель Иманбаеву, которая на момент их знакомства едва успела достигнуть совершен­нолетия.

И именно Асель смогла, наконец воплотить мечту Нурсултана.  2 апреля 2005 года В турецкой КЛИнике она родила маленького Султанчика. Правда, чтобы чудо свершилось, пришлось задействовать высокие тех­нологии – генетики выводили эмбрион в пробирке. Вышло по Бродскому: „разом всем совокупиться, чтобы вывести гибрида”, но счастью отца не было предела. Отныне у него есть настоящий наследник.

За эту важнейшую операцию отвечал бывший упра­вляющий делами президента Темирхан Досмухамбетов. Именно он представлял достойного жениха на мусуль­манском обряде Никах у родителей третьей жены Асель. Ныне он стал министром спорта и счастливым обладате­лем коленного протеза после очередной прогулки вер­хом на лошадях вместе с президентом (с тех пор, кстати, Назарбаев опасается конных прогулок). Мой бывший тесть очень боялся, что снова будет дочь, и настаивал на применении новейших технологий для получения дол­гожданного результата.

С появлением новорожденного вокруг президента зам­кнулся круг ближайших соратников, посвященных в тайну рождения наследного крон-принца. Хранители этого секрета сформировали своего рода политбюро, которое и является реальным теневым руководством Казахстана. Их портреты не висят в правительственных кабинетах, как в советское время, но могущество, кото­рое они собрали в своих руках, не снилось коммунисти­ческим правителям.

Кремлевские мудрецы руководили страной, а не наби­вали собственные карманы. Они были богаты по советским меркам, но все их состояние измерялось „тремя замшевыми пиджаками”, дополнительными спецпайками и доступом в спецмагазин „Березка”. Они отдыхали на дачах, которые им не принадлежали. У них не было сче­тов в сингапурских и дубайских банках, где бы лежали сотни миллионов долларов. Рядом с назарбаевской бан­дой члены советского Политбюро просто нищие попро­шайки.

Попробовал бы кто-нибудь из Политбюро продать на сторону (или просто подарить другу) флагман социалистической индустрии – Карагандинский металлургиче­ский комбинат, например. Тогда об этом и помыслить было невозможно. А Нурсултану Назарбаеву можно, он легко отдал наш Кармет индусу Митталу, договорившись с ним предварительно о разделе долей. По бумагам индус получает предприятие целиком, но под столом отдал половину акций оффшорной компании Нурсултана Абишевича, да еще и 50 миллионов долларов взяткой -это так называемый „входной билет”. Добро пожаловать в Казахстан.

По этой схеме президент и его подельники, которые объединились теперь в „ложу хранителей тайны наследника”, раздали всю индустрию Казахстана, без остатка. Любое прибыльное предприятие делится частью при­были с кем-то из ближайшего президентского круга, а самые крупные – напрямую с президентом. Не дай бог, отчисления прекратятся, тогда предприятие быстро поменяет хозяина. Во всем мире это называется рэкетом. У нас – „управляемой приватизацией”.

Вот этот ближний круг посвященных и стал уже настоя­щей СЕМЬЕЙ Нурсултана Назарбаева. В том значении, как ее понимали Аль Капоне и Лаки Лучано, которые строили свои преступные организации именно как „семьи”. Только тем мелким воришкам и не снилось получить в свое полное, безраздельное распоряжение целую страну. Причем не маленькую и нищую, а огромную и сказочно богатую природными ресурсами.

Им и не снилось лично освобождать и назначать шефов полиции, спецслужб и прокуратуры. Отцы мафии в Аме­рике боялись судов и честных полицейских. А нашим бояться нечего – только Бог им судья!

С 2004 года Гульнара Ракишева живет теперь с двумя дочерьми президента в Испании на вилле в Марбелле, которой лично владеет отец ее детей. Гульнара получила хорошие отступные и от авиакомпании „Air Astana” в виде акций предприятия.

Юная модель Асель Иманбаева, подарившая Крестному Тестю долгожданного сына, живет рядом со своим воз­любленным в Астане на вилле в районе Чубары. В начале 2007 года Нурсултан Назарбаев в столичной резиденции официально представил ее президенту России Влади­миру Путину как свою избранницу, подарившую ему долгожданного наследника. Владимир Владимирович оценил этот знак доверия.

Человек, который украл выборы

Крестный Тесть любит всех нас поучать. С высоты своего морального превосходства он с удовольствием рассказывает нам, что мы должны выключать свет, выходя из ванной, слушаться закона, ценить завоевания получен­ной независимости и далее в том же духе. Он – главный эталон ума, чести и совести, а мы все его недостойные „подданные”, от несовершенства которых он страдает.

На самом деле именно Назарбаев не имеет права на то место, на котором он находится все эти годы. Потому что он его украл, как украл наши голоса избирателей на выборах. Легитимность его правления закончилась еще в 1995-м году, когда он сфальсифицировал первые результаты референдума о продлении своих президент­ских полномочий до 2000 года.

Конечно, и сам по себе референдум был очень сомни­тельной затеей с точки зрения демократических норм, но это можно опустить. Как сделали это граждане внутри страны и за рубежом. В конце концов, плебисцит можно проводить на любую тему – всегда полезно узнать настоящее мнение нации. Все дело в том, что настоящего мнения мы не узнали и в 99-м году, на досрочных прези­дентских выборах. Потому что Крестный Тесть тогда снова запустил механизм массовой фальсификации ито­гов выборов, который в последующие годы был доведен им и его командой до идеального совершенства. Кстати, эти свои „ноу-хау” Назарбаев по секрету распространил по всем странам Центральной Азии, и их диктаторы с удоволствием использовали этот трафаретный сценарий для продления своих полномочий и кражи голосов изби­рателей. Назарбаев говорил им: видите, в моем случае Запад это проглотил, значит, проглотит и еще раз.

Действует этот сценарий следующим образом.

Издательство „Дауир”, которое принадлежит племян­нику Назарбаева – Кайрату, печатает абсолютно одинаковый двойной тираж бюллетеней по заказу и оплате Центральной избирательной комиссии. Первая часть отправляется сначала на избирательные участки, а потом „дважды” в урны. Дважды, потому что сначала люди бро­сают их в урны для голосования, а оттуда эти бумаги отправляются в урны мусорные.

Ни одного штампа, ни одного порядкового номера на избирательном бюллетене найти невозможно. Соответственно, подсчитать, какое количество их покинуло стены частной типографии, под силу только английскому детективу Шерлоку Холмсу. Ни один международный наблюдатель сделать этого не в состоянии.

Те листки, на которых мы изъявляем свою избиратель­ную волю, Назарбаева и его ручной избирком не интересуют. Нужные бюллетени будут развезены по областям, юранее от руки заполнены и проверены под чутким руководством Комитета национальной безопасности, Службы безопасности президента и отправлены уже официально в центральную избирательную комиссию.

Как говорят в Астане, важно не как проголосуют, а как посчитают.

Протоколы подсчета голосов местных избирательных комиссий также заготавливаются и подписываются заранее, примерно за две недели до официального дня „выборов”. Организовать это несложно. В избиркомах работают бюджетники, которые напрямую зависят от акиматов-мэрий (района, города, области) – они получают от них и назначение, и зарплату. Вся их служебная судьба – в руках акима-мэра, назначенного напрямую Назарбаевым.

Типичный начальник местной избирательной комиссии его директор средней школы. Что его ждет, если он откажется подписывать спущенный сверху, заранее фабрикованный секретной службой протокол голосовании. Легко представить: он перестанет быть директором, а если и дальше будет несговорчив, против него в КНБ заведут уголовное дело по факту распространения наркотиков и совращения школьниц, у его сына найдут листовки „Хизб ут-Тахрир” и так далее. А если бывший директор начнет рассказывать о том, как на его участке подменялись бюллетени, его просто упекут в „психушку”. Или устроят автомобильную аварию: однажды запачкав­шись в крови, власть уже ничего не чурается. В борьбе с инакомыслием все средства хороши. Лишь бы была дра­гоценная стабильность, как любит говорить Пожизнен­ный Президент.

Этот поезд не догнать и не остановить. Получается, безопаснее ехать на нем, чем попасть под него. Каждый в Казахстане знает, что сегодняшнее персональное благо­получие исчезнет, если против него заработает государ­ственная машина – Асфальтный каток. В Советском Союзе еще можно было добиться правды, написав письмо в „Правду” или в ЦК КПСС. Письма доходили до адресата, иногда по фактам проводились расследования. Конечно, к диссидентам это не относилось – их также бросали в психиатрические лечебницы – и все-таки, даже в абсо­лютно тоталитарном, советском обществе были скром­ные механизмы защиты простого человека от полного беспредела власти.

В современном Казахстане таких механизмов просто уже нет. Любого человека власть может растоптать и уничтожить.

Еще недавно некоторую защиту давала принадлеж­ность к элите – когда вы могли позвонить нужному род­ственнику по нужному телефону. На моем примере Назарбаев продемонстрировал всем, что от его произ­вола не защищен никто – ни собственная дочь, ни отец его внуков.

Вы не можете рассчитывать на судебную систему, потому что она исполнит любой приказ из администра­ции президента. Не забывайте, что судей в нашей стране назначает президент.

Начиная с мая 2007-го, вы не можете рассчитывать на помощь независимой прессы, потому что ее в стране не осталось. Сегодня все средства массовой информации в Казахстане принадлежат президенту либо напрямую, либо через доверенных олигархов. Назарбаев спустил на меня всех собак именно после того, как я отказался передать ему свои доли в „Караване” и телеканале КТК. Сначала он закрыл мой медиахолдинг с помощью ручных прокуроров, а потом просто банально забрал их себе.

“Xural” qəzeti
il: 9, sayı: 008(418), 13-19 mart 2011-ci il

Əlaqəli məqalələr

Bir cavab yazın

Sizin e-poçt ünvanınız dərc edilməyəcəkdir. Gərəkli sahələr * ilə işarələnmişdir

Back to top button